KOPKA
X. Новые методы

Новое утро – новый срок, вроде все новое... Да нет, кого я обманы-ваю? Все заново... Новое утро – новый круг. Движение по кругу свой-ственно человеческой натуре, циклический алгоритм – вот основа всей жизни. А все за счет чего жизнь кажется разнообразной – пере-менные в нем, но суть одна: проснуться, поесть, сходить в туалет, со¬вершить промежуточные действия, еще раз поесть, еще раз сходить в сортир... и так до отхода ко сну, и все с начала. Думаете это не так? Возьмите любой режим дня! Ну, иногда в зависимости от обстоя¬тельств пропустить действие. Все равно одно и тоже... При желании я даже напишу примерную программу... Да чего тут писать?! Все и так написано, вспомнить только милую игру Sims, там уже все четко ра¬зобрано, и мы ничем не отличаемся от этих туповатых человечков.
С такими мыслями я в очередной раз открыла глаза. За окном стояло гадкое ноябрьское утро: выл пронизывающий ветер, пролетал снежок и, падая, смешивался с грязью в мерзкую холодную кашицу. Кондрат уже стоял надо мной и ждал, когда я проснусь.
-Выйди, пожалуйста, дай мне одеться.
Он, не проронив ни слова, вышел за ширму. На самом деле он и сам еще не проснулся, но ему почему-то доставляло удовольствие вот так стоять и ждать, когда я проснусь, он вообще странный, но я почти к нему привыкла, мне бы было плохо без него.
Я натянула футболку, джинсы и вяло поплелась в ванну.
Кондрат проводил меня взглядом, на заспанном лице у него угадывалась улыбка. Именно угадывалась, она была не столько на губах, сколько в уголках глаз, с первого взгляда ее не заметишь, но если приглядеться... Он вообще был скрытным, часто позером, но очень... хорошим. Да, именно хорошим, возможно я ошибаюсь, но мне бы очень хотелось, чтобы это было так. Он за это время стал для меня самым близким и самым родным человеком, не хотелось бы ошибиться в нем.
-Ну, что у нас сегодня?- спросила я, вернувшись в комнату.
-Я думаю, с тебя хватит теории.
-Неужели, наконец, мы перейдем к практике?
-Не совсем, я вот тут подумал, стоило бы, пожалуй, заняться твоей физической подготовкой. Что у тебя по физкультуре?
-Твердый трояк.
-Даже так?
-Да, я ее прогуливала, либо нарушала технику безопасности. Я же уже говорила, я не подарок...
-А, ясно, а я-то уж думал, что все до такой степени плохо...
-Ты что, я КМС по фехтованию!
-Чего?- засмеялся Кондрат.
-А что, не веришь?
-Ну... Мое неверие не мешает тебе им быть, но все-таки вериться с трудом.
-Хочешь проверить?
-Нет, твое КМС тебе не поможет, если я решу тебя проверить, главное, что у тебя есть хоть какая-то физподготовка.
Ах, так! Значит, КМС – это фуфло для него! Вот это самомнение. Да я...
У меня вдруг появилось странное ощущение чего-то лишнего в моей голове, будто навязчивая мысль, я попробовала забыть о ней и...
-Ай! Черт,- Кондрат схватился за виски.- Вот, нифига себе!
-Ты копался в моих мыслях?!
-Ну, понимаешь...
-Не понимаю. Так да или нет?
-Ну, в общем... да.
Вот наглец! Я влепила ему пощечину, от которой он пошатнулся.
-Катя, ты хоть силу-то рассчитывай, ты своим блоком меня чуть во-обще рассудка не лишила, а теперь окончательно мозги решила вы-колотить?
-А нефиг в моей голове копаться!
-Я же должен как-то тебя контролировать.
-И часто ты меня так «контролируешь»?
-Ну... иногда бывает, но... даже не каждый день.
Я ударила его по другой щеке.
-Катя, прекрати. Я, конечно, понимаю, что ты меня спасла, ты теперь в праве и убить, но не кажется ли тебе что это слишком незначительный повод?
-Повод не бывает незначительным, все зависит от того насколько сильно желание...
-Ты так сильно хочешь меня убить?
-Нет, но ты ведешь себя по-хамски. Я же не подслушиваю твои мысли.
-Можешь попытаться, я не возражаю.
-Сейчас я и пытаться не буду, сейчас не интересно. Вот когда ты будешь не готов...
-Это уже будет конфиденциальная информация.
-Вот видишь, тебя не устраивает перспектива прочтения твоих мыслей. А мне, по-твоему, должно быть все равно?
-Хотя, у тебя все равно вряд ли сразу получится...
-Успокаивай, успокаивай себя.
Кондрат хотел было что-то ответить, но только вздохнул.
Я решила все-таки проверить, получиться ли у меня прочитать его мысли. Из кондратовых лекций я уже поняла, что главное верить в себя и не напрягаться. А в себя я в последнее время верила.
«... но совершенно невыносима... Но она ничего, когда злиться, весьма... Ха!.. Но что мне с ней делать?.. Так, стоп!»
-Катя!
-Заметил...
-Черт побери! Ты же сказала...
-Я сказала, когда ты не будешь готов, и мне будет интересно.
-Ты не выносима, совершенно не выносима!
-Да, я такая, и ты ничего со мной не сделаешь.
-Сделаю. И начну прямо сейчас! Пойдем, я обещал заняться твоей физической подготовкой.
Мы вышли в коридор.
Сделаешь, сделаешь... Скорее я тебя сделаю двадцать четыре - ноль. Но он все-таки милый...
-Еще какой, просто душка! Так все про меня думают,- усмехнулся Кондрат.
Вот черт! Я даже не заметила.
-Один - один, ничья,- улыбнулся он.- Ты тоже кстати, ничего.
-Я знаю...- кисло оскалилась я.
Он пинком открыл одну из дверей, за ней расстилалась небольшая полянка и лес.
-А теперь утренняя гимнастика. Давай, Катя, бегом до озера.
-Какого озера?
-Увидишь, главное от меня не отставай,- сказал Кондрат.- Разо-мнемся пока.
-Я не слишком-то хорошо бегаю...
-О! это не проблема, не хочешь заблудиться – научишься, а если не поможет, пущу за тобой свору собак, если найду тебя здесь ко-нечно.
Кондрат засмеялся. Мне только смешно почему-то не было, я, правда, не слишком хорошо бегаю.

Как выяснилось, Кондратий был прав, я и впрямь не особо отстала от него, хотя мне и было ужасно тяжело, страх заблудиться подгонял.
-Молодец,- сказал Кондрат, когда мы уже были на берегу озера.
Я развалилась на песке и не могла пошевелиться от усталости, в горле невыносимо жгло, мы пробежали, наверное, километров де-сять. А Кондрату вот было хоть бы что.
-Я не думал, что ты с первого раза пробежишь шестнадцать километров.
-Не хотелось... остаться в лесу...- тяжело проговорила я.
-Ты что, поверила, что я тебя оставлю? Да мне бы голову за это оторвали.
-И вообще,- помолчав, добавил он,- здесь невозможно заблу-диться, тропинка-то всего одна, ровно шестнадцать километров...
-Что?
Я нашла в себе силы чтобы подняться и плеснула водой ему в лицо.
-Главное, что ты пробежала,- отряхиваясь, ответил Кондрат и ока-тил меня огромной волной.
До вечера мы бесились на берегу и домой вернулись все мокрые.
С Кондратом все-таки было классно, не смотря на то, что с начала он казался мне занудой. Правда, недостатков, как позже выяснилось, в нем тоже хватает: он слишком много курит, пьет и у него скверный характер. Его по¬рой не бывает по нескольку дней, хотя, я, в общем-то, догадываюсь, где он пропадает. А он в свою очередь знает, что я ненавижу его исчезновения, но нечего не делает и не пытается объ¬яснить.
-А как же с теорией? А, наставник?- спросила я.
Из ванной донеслось сначала невнятное бурчание, а потом более или менее ясный ответ.
-Открой глаза и уши, и будет тебе теория. От теории мышцы не окрепнут.
-Еще недавно ты был другого мнения...
-Я разве говорил, что ты мышцы теорией накачаешь?
-Нет.
-Вот и все.
Как я уже говорила, характер у моего наставника не из лучших. Я с ним уже достаточно времени, но до сих пор не могу привыкнуть к тому, что любую ситуацию он оборачивает в свою пользу.
Кондрат вернулся в комнату.
-Ну что, обсохла?- спросил он.
-А ты можно подумать не видишь!- злобно оскалилась я.
Надо сказать волосы и у него самого были еще влажные. У меня же они были раз в пять-шесть длиннее, так что это было чистой воды издевательство.
Кондрат подошел сзади и бесцеремонно почти насухо отжал мои волосы.
-Учись, пока я жив.
Он провел пальцами по пряди.
-Заплести тебе косу?- неожиданно спросил он.
-Я как-то больше себе доверяю...
-Я с пяти лет сестрам косы заплетал!- оскорбился Кондрат.
-А у тебя есть сестры?
-Есть... У тебя же тоже вне конторы есть родственники.
Как оказалось, мои опасения были напрасными: коса была ровной, не один волосок не выбивался, плетение было что-то сродни канату – пряди ложились как будто спиралью – но выглядело это довольно эффектно. С тех пор мне редко когда удавалось самой сделать себе прическу, разве что когда Кондрата не было дома. Но я из-за этого не особо переживала, так как па¬рик¬махерские способности у Кондратия действительно были гениальны.
Кондрат стал чаще пропадать, но, одновременно, и все чаще, исчезая с утра, он возвращался уже вечером и с компанией. Своими обязанностями наставника он чаще всего пренебрегал, объясняя мне новый материал либо в состояние хорошего подпития, либо после того как Настя с Селеной делали ему серьезное внушение. Таким об¬разом, одним из первых заклинаний, которое я освоила в идеале, были чары снятия похмелья.
Единственное, чем Кондратий не мог пренебречь это утренняя зарядка, состоящая из кросса сначала в шестнадцать, а потом и в три-дцать два километра, всевозможных растяжек и упражнений на координацию и реакцию. Так же он не мог себе позволить пропустить и пятничную тренировку, на которой оттачивалась техника рукопашного боя, фехтования (к моему сожалению, только на деревянных мечах, хоть я и имела разряд по фехтованию на рапирах), сила и скорость. По пятницам мы занимались с раннего утра до четырех часов, а потом приходили маги Ударной группировки. Постепенно в нашу компанию вливались новые люди: моя подругавоплотитель Ирка Демьянова, светлый маг Аня, волшебница Марина Старостина и другие.

Это было как раз утро одной из таких пятниц, Кондрата почему-то все еще не было. Я привела себя в порядок, сделала косметическую уборку, привела в чувства найденного под столом во время нее Хомяка, приготовила завтрак.
Кондрат появился около девяти утра, а точнее в восемь сорок четыре. Подмышкой он держал какой-то длинный сверток, а глаза его светились ровным самодовольным огнем.
-Позавтракаешь?- спросила я.
По надменному лицу Кондрата было видно, что он собирается оказаться, но тут до его острого обоняния долетел запах омлета с ветчиной, пару раз потянув ноздрями воздух, он заколебался.
-Я же знаю, что ты со вчерашнего утра ничего не ел, максимум пил.
-Я...
-Быстро иди есть!
Кондрат бережно положил сверток на диван и, втягивая воздух и щурясь в предвкушении, пошел в кухню, я пошла следом, так как прекрасно знала, что если двое уже собрались за столом, наверняка подтянется еще, по меньшей мере, человека четыре.
Так собственно оно и оказалось: вскоре в дверном проеме появились Миша, Марат, Стефан и Андрюшка.
-Представляешь,- оправдывался Мишка,- хотел повести Дюшу к тебе позавтракать, так эти двое навязались, пришлось и их взять.
Потом пришли и Ирка с Селеной, но они уже и не пытались оправдываться.
-Ну, ты же понимаешь, Кать, хозяйка я никакая, готовить не умею, а столовскую еду не переношу,- сказала Селена абсолютную ложь, глазом не моргнув.
Я вопросительно посмотрела на Иру.
-Со мной то же самое,- пожала плечами она.
-Ясно все с вами,- вздохнула я.- Кстати, Кондрат, ты, кажется, совсем забыл о своих обязанностях. Как же пятничная тренировка?
-Ничего я не забыл. Через часик пойдем. Кстати, у меня есть для тебя сюрприз,- глаза наставника засияли холодным металлическим блеском.
Он принес из комнаты сверток, положив на стол, бережно развернул плотную грубую ткань.
Старшие маги заулыбались.
Я так и замерла от восторга: на столе лежали две настоящие шпаги (а точнее чивоны, даже здесь Кондратий соригинальничал).
-Посмотрим, как там поживает твой «разряд»,- усмехнулся он.
Тренировка в этот раз хоть и началась намного позже, длилась дольше. С одиннадцати утра до полуночи Кондрат проверял мой КМС. Оказалось, что «поживает» он довольно-таки неплохо, но так же явным оказалось и то, что я привыкла к колющему оружию, в от-личие от Кондрата. Поэтому, не¬смо¬тря на то, что оружие было не за¬точено, от серьезных увечий меня спа¬сало только мое неплохое владение рапирой, непривычность Кондрата к лег¬кому клинку и его безу¬пречная техника и координация.
-Как ты думаешь, мне бы скоро присудили мастера спорта, если бы я профессионально занялся фехтованием?- спросил Кондрат уже дома.
-Я думаю, тебя бы не взяли.
-Почему?
-Потому что не было бы смысла проводить соревнования, все равно заранее известно, что ты победишь.
-Да ну...
-Кондрат, даже я занимала призовые места,- ответила я, прикладывая лед к больному плечу.
-Ну вот, так и помру я любителем,- засмеялся он.
Я улыбнулась, кажется, я начала привыкать к своему наставнику, он даже стал мне нравиться.
-А теперь, Катя, перейдем к теории,- уже совершенно серьезно начал он.- Я, наконец, нашел способ, как объяснить тебе, что я прав!
-В смысле?
-Да не в смысле! Ты сама сейчас все поймешь.
Он пододвинул стул к дивану, сел напротив меня и положил руки мне на плечи.
-Теперь просто смотри мне в глаза и ни о чем не думай.
Он наклонился почти к самому моему лицу, и, как только мы встретились взглядом, мне начало казаться, что я падаю куда-то в пустоту с обрыва. Еще мгновение я видела лицо Кондрата, а потом… Я не знаю, как это описать, не найдется ни слов, ни красок, чтобы описать увиденное и услышанное мной. Я витала в пространстве, но даже пространством это было трудно назвать, это был скорее… предвечный хаос, то самое изначальное Ничто. Там царили странные звуки, то ли голоса… не знаю… но они как-то странно действовали на меня, будто что-то объясняли или внушали мне и я понимала все… А потом что-то изменилось, я что-то то ли уви¬дела, то ли услышала, то ли почувствовала... а может ни то, ни другое, ни трете, главное, что я поняла и осознала – это и была Сущность, она постоянно менялась, меняла Ничто, и Ничто гнулось, сминалось и… как-то хаотично упорядочивалось. А еще через какое-то время, а может и тогда же, или до того, от сущности отделилось что-то еще, что-то подобное ей, потом еще и еще… они тоже менялись, тоже меняли Ничто, тоже делились на меньшие… И все кипело и бурлило, появлялись миры, появлялись мысли…
А потом меня будто снова с невообразимой скоростью потащило вверх и я снова увидела лицо Кондратия.
-Ну что, теперь все ясно?
Я кивнула.
-Сколько прошло времени?
-Нисколько.
-Но ведь там…
-Я знаю, я все это время был с тобой.
-Ты тогда слышал… Что это были за голоса?
-Это были мои голоса.
-То есть как?
-Это древний язык мира Эренды, самого преуспевающего в области магии мира. Все эти знания пришли в основном оттуда. То, что ты испытала только что – эрен¬дийская методика обучения.
-Откуда ты ее знаешь?
Он усмехнулся.
- Я много чего знаю, меня, например, тоже так учили. Методика эта ко¬неч¬но здесь редко используется, но она самая действенная. И иде¬ально под¬ходит для таких атеистов как ты.
Я скептически хмыкнула.
-А ты хочешь сказать, что до сих пор не согласна с тем, что я тебе пытался внушить?
Я промолчала. На самом деле я настолько была потрясена и восхищена увиденным, что не могла найти больше ни одной шероховатости в рассказе Кондрата. Я была поглощена ощущением восторга от осознания того, что только что видела и чувствовала.
-В общем, это все, что я хотел рассказать тебе о мироздании, дальше я буду преподавать тебе физику, математику, биологию, географию, химию, и информатику.
-А как же с магией?
-Нет, это-то само собой! Только вот без этих дисциплин тебе будет нелегко… Не бойся, базовый уровень мы в тебя заложим все тем же способом. Но это будет завтра, а то так и крыша поехать может от пе¬ре¬груз¬ки. Ты, я вижу, и так прибываешь в состоянии легкой эйфории, но это нормально, так, собственно, и должно было быть.

Начиная со следующего утра, Кондрат целую неделю накачивал мой мозг базовыми знаниями, так что содержание этих дней я не помню вообще. Только через пару дней после окончания этой неприятной процедуры я начала потихоньку осознавать себя. И первым что я осознала, была жуткая головная боль и слабость. Следующую неделю я провела в своем углу, зарывшись в подушки и накрывшись с головой одеялом, то проваливаясь в сон, то снова просыпаясь от жуткой головной боли.
Иногда приходил Кондратий или Хомяк, откапывали меня и кормил.


@темы: мое творчество