19:02 

VI. Ученики и учительствующие

KOPKA
Проснулся я поздно, где-то часов в десять, пол-одиннадцатого. Катя уже встала и готовила завтрак, с кухни доносился чудесный запах омлета с ветчиной. Хомяк еще спал, он вообще не просыпался раньше двух, если его не разбудить. Тут из кухни раздался аромат кофе, Хомяк дернул носом и медленно приоткрыл глаза.
-Кондрат, Хом, завтрак готов!
-Ты волшебница, Катя,- восхищенно вздохнул Хомяк, допивая кофе.
-Это еще что, вот мама моя как готовит – это да, а я так... балуюсь,- засмеялась Катя.
-Не скромничай, ты чудесно готовишь, Катя,- сказал я.
Скрипнула дверь в коридор.
-Тук-тук,- на кухню вошла Селена,- чем это у вас тут так пахнет?
-Омлетом с ветчиной и кофе,- ответила Катя,- Будешь?
-Конечно! Ты и есть ученица нашего Кондрата?
-Да, меня Катя зовут.
-А я Селена, рада познакомиться.
-Взаимно,- ответила Катя, выскребая остатки омлета Селене.- Кофе сейчас вариться поставлю, не думала, что придет кто-то еще.
-Омлет тоже еще поставь, если пришла Селена, то еще человек пять придут как минимум,- предупредил я.
-У нас тут общепит,- пожал плечами Хомяк.
-Хорошо,- ответила Катя и вытащила уже, казалось, привычным движением из воздуха грохотку яиц и кусок ветчины.
-Способная ученица,- отметила Селена.
-Я сам удивляюсь, мне ее вообще-то как оборотня прислали, а она такое творит...
-А оборачивается?
-Не хочет!
-Катя ты обернуться в кого-нибудь можешь?- спросила Селена уже Катю.
-Могу.
-А почему не оборачиваешься?
-А зачем? Меня никто не просил.
-Не просил?!- чуть не сожгла меня взглядом Селена.
-Не просил...- признался я.
И, правда, как же я мог упустить самое простое решение? Зачем было создавать ей стрессовую ситуацию? Ведь все на самом деле просто. А мне зачем-то понадобилось все усложнять.
-Так ты покажешь, что ты можешь, Кать?- спросила Селена.
-Ага, только приготовлю омлет.
-Вот видишь, Кондрат, все гениальное просто.
-Вижу...
Катя убрала сковороду с плиты и налила кофе Селене.
-Ну, давай, оборачивайся,- вздохнул я.
Катя задумчиво осмотрелась и стала медленно превращаться... в кошку... Я не мог поверить своим глазам, в характеристике ясно было написано, что девочка оборачивается в волчицу. Я еще раз посмотрел распечатку: волчица! Я опять посмотрел на Катю.
-Ня!- пискнула она и дернула ушком.
Передо мной сидел маленький черный котенок с белой мордочкой и манишкой.
Я потерял дар речи. Я то смотрел в характеристику, то на нее. А Катя между тем стала грациозно умывать лапкой мордочку.
-Гостей намывает,- усмехнулась Селена.
Катя тоже издала какой-то странный звук вроде усмешки. И стала оборачиваться обратно.
-Универсал!- восхищенно прошептал Хом, впервые он отреагировал на ситуацию вовремя.
-Быть такого не может,- пробормотал я.
-Чего не может быть?- спросила Катя.
-Ты еще в кого-нибудь можешь превратиться?
-Наверное... А что?
-Универсал, наверняка...- вздохнул я.
-Что значит «универсал»?
-Это оборотень, который оборачивается в кого и во что угодно,- ответила Селена.
-Но ведь еще не доказано, что я это могу.
-Доказано, что ты можешь превращаться в котенка и если не в волка, то точно во что-то большое и страшное, сомневаюсь, что нарки так испугались бы киску,- сказал я.- А за остальным уж дело не станется.
Дверь снова скрипнула.
-Добрый день, или утро, что тут у вас?- сказал Марат.- А я вот проходил мимо, смотрю: дверь не заперта. Не против, если я к вам присоединюсь?
-Конечно не против,- ответила Катя, ставя перед ним тарелку.
-Эм...
-Я Катя, ученица Кондратия, я здесь только второй день.
-Марат, рад знакомству. Как тебе у нас? Кондрат не обижает?
-Я же говорю, я приехала только вчера утром.
-Я мог бы помочь тебе освоиться.
-Марат, не приставай к девушке,- сказал я,- она еще не совершеннолетняя.
-И что? Ты можно подумать следуешь возрастным ограничениям.
-Мне четырнадцать,- отозвалась Катя.
У гостей, включая только что заглянувших Стефана и Мишку, вытянулись физиономии. Наступило молчание.
-Сколько, сколько?- протянул слабым голосом Марат.
-Да нифига, быть не может!- пискнул Мишка.
-Мне четырнадцать,- повторила Катя.
-Я же говорил.
-В жизни бы не подумал,- пристально оглядывая Катю, сказал Стефан.- Это что же будет, когда она вырастет? Такая фигурка у малолетки! Она походит на куклу, вы не находите?
-Уважаемый, попрошу не говорить обо мне в третьем лице в моем присутствие, и перестаньте на меня пялиться. Я, в конце концов, не статуэтка.
-С гонором девица,- пропуская мимо ушей Катины замечания, отметил Стефан и продолжил ощупывать ее взглядом.- Нет, ну посмотри на нее! Рафаэль и Микеланджело нервно курят!
-Я не понятно выражаюсь?- глаза у нее из зеленых превратились в ярко-желтые.
Стефан посмотрел на нее, покачал головой и усмехнулся. Он явно не во-принимал ее всерьез.
-Стеф, прекрати,- зашипел я на него,- она еще может быть опасной.
-Еще?- спросил Стеф и ухмыльнулся еще шире, не спуская с Кати наглых глаз.- Ну что, укусишь меня?
Его ухмылка, честно говоря, не нравилась и мне, представляю, каково было девчонке.
Стефан выжидающе смотрел, посмеиваясь, а Катя между тем приходила в бешенство, цвет глаз у нее менялся с периодом в две-три секунд, губы побе-лели. Она отвернулась, но взгляд Стефана до такой степени пронизывал, что ощущался почти физически.
-Злишься, киска? Ну, прекрати!- засмеялся он.
Катя развернулась, подошла к нему и влепила такую пощечину, что чуть не снесла ему голову. Стефан отшатнулся, потерял равновесие и рухнул на пол.
-По-моему, она меня поцарапала,- задумчиво проговорил он, стирая кровь со щеки.
Стеф подошел к зеркалу, на щеке у него красовались четыре глубоких царапины.
-Точно! Мало того, что чуть сотрясения мозга не получил, так еще и шрамы надолго останутся. Жестоко. Вот черт!
Он долго недовольно рассматривал в зеркале свое подпорченное лицо. Катя понесла ему весьма серьезный ущерб, даже не столько физический, сколько моральный,- его внешность обычно беспокоила его больше всего.
-Ух ты! Да это же следы от когтей! Феноменально...- он снял с руки перчатку и еще раз ощупал рану.- Определенно, ни один маникюр таких следов не оставит. И как же зовут нашу киску-недотрогу?
Он смотрел на свою щеку даже с долей восторга и восхищения. Это было мало похоже на моего друга. Видимо, и на него Катя оказала какое-то незримое влияние.
-Стефан, прекрати, еще раз получишь,- сказала Селена.
-Меня Катя зовут, и я сразу предупреждаю: если еще раз такое повторится, зубы выбью или голову оторву.
Стефан захохотал.
-Какая!.. А с виду, так просто ангел... Меня можешь звать Стефаном или просто Стефом. А вот тот паренек в дверях Миша.
-Очень приятно.
Постепенно подтянулись остальные, Катя снова стала милой и любезной.
-Ну, все. Все позавтракали? Теперь вон отсюда. Не мешайте учебному процессу,- сказал я.
Компания потихоньку с недовольным ворчанием стала разбредаться, что-что, а поболтать с новенькими они горазды, хлебом не корми.
-Ну, как, выспалась, отдохнула?- спросил я Катю.
-От чего мне отдыхать?
-Ой, только не начинай опять... Готова к освоению основ мироздания?
-Мироздания?
-Ага, его самого. Каждое дело нужно начинать с начала, а с чего начинать обучение магии, если не с сотворения мира?
-Ну... Физику и биологию я начинала учить не с них...
-И вот именно поэтому школьники в них не врубаются. Да и вообще, за¬чем понадобилось разграничивать науки? Вот была раньше одна только фи-лософия, разве кому плохо было? Разделили зачем-то...
-Чтобы изучить все требуется слишком много времени.
-Слишком много? А ты что, куда-то торопишься? У тебя вся жизнь впе-реди.
-Ты, как я заметила, не на много меня старше. И ты собираешься учить меня всему?
-Я, в отличие от тебя, потомственный маг из очень древнего рода, и меня обучали, чуть ли не с рождения, для меня все, чему я собираюсь тебя учить – прописные истины. Ты только не обижайся, это ведь действительно так.
-Я и не собиралась. Я внимательно тебя слушаю.
Она села в кресло и подобрала ноги под себя, я сел напротив.
-И так, что ты уже знаешь?- начал я.
-Что существует множество миров, они состоят из материи. И кроме них существует еще междомирье, состоящее из Ничто. Где что конкретно рас-полагается, я не поняла.
-Значит, сейчас объясню. Вообще конкретного места положения ничто из вышеперечисленного не имеет, точнее, никто не знает, как это все расположено. Но существуют предположения о взаиморасположении миров по отношению друг к другу и к междомирью. Я представлю тебе самую простую и наглядную. Ты видела клетки под микроскопом?
Катя кивнула.
-Так вот, представь, что клетки это миры, а межклеточное пространство – это междомирье. Но учти, все это только условность, здесь много несоответствий, например, существует предположение, что в одной точке пространства могут существовать сразу несколько миров, в то время как ка-ждая клетка имеет свое определенное местоположение. Так же некоторые считают, что миры безграничны, а междомирье ограничено, другие, что и то и другое безгранично, и так далее... В общем, эти теории – одна сплошная условность. Но в целом ты теперь имеешь представление о расположении?
-В общих чертах, а ты когда-нибудь был в междомирье?
-Нет, и не хотел бы туда попасть. Дело в том, что это довольно странное место: туда трудно попасть, но выбраться оттуда еще сложнее. Некоторые, конечно, возвращались, но возвращались... не совсем нормальными.
-То есть «не совсем нормальными»?
-С помутнениями рассудка. Из-за этого не ясно, правда, то, что они говорят о междомирье или все это только бред.
-А что о нем говорят?
-Все говорят по-разному, в этом и дело.
-Ты собирался рассказать о создание миров.
-И расскажу. Здесь тоже, в общем, все так же условно, как и у вас, только условно не столько в силу незнания, сколько в силу невозможности описать его. И так, в начале было Ничто...
-А что было до него?
-Без понятия. Знаю только, что до его появления Ничего не было. Логично?
-Вполне.
-То, что существовало до Ничто, нас с тобой сейчас не интересует. Хотя, я не уверен, что «до Ничто» вообще было. Нам сейчас важно само Ничто как основа магии. В общем, было Ничто, в нем появилась Сущность. Считается, что эта Сущность была сгустком первородной магии Ничто. Она со временем научилась мыслить.
-Научилась? А разве было, у кого учиться?
-Ну... не совсем, скажем, научилась, я же говорил уже, что это все условно, нет однозначной гипотезы, откуда у Сущности взялась способность мыслить, и была ли она у нее вообще, но принято считать, что она думала, так легче объяснять.
Катя кивнула.
-По какой-то причине, сущность решила упорядочить некоторые куски Ничто, сделать их материальными, так произошло разделение Ничто на миры и междомирье, Ничто из которого состоят миры стало Всем, а Ничто междомирья так и осталось Ничем.
-Это что-то вроде изначального Хаоса?
-Ну... что-то вроде того, только междомирье даже хаосом назвать трудно. Ничто это тоже не совсем правильное название, его и нет, но одновременно оно есть. И в нем нет разграничения между порядком и хаосом, оно действительно, похоже, изначально.
-А Сущность это Бог?
-Сущность – это Сущность. Бог – это какой-то разум, нечто духовное, а это просто сущность, сгусток Ничто.
-Но ведь создание миров обычно приписывается богам...
-Ну... Маги не особо религиозный народ, и Сущность рассматривается больше как явление, чем как что-то высшее. Да и вообще Бог – это что-то мифическое, а Сущность вполне обычное явление, только крупномасштабное. И сейчас в междомирье появляются сущности, только не такие глобальные, иногда они просачиваются в миры. Есть просто сущности, это малоразумные, неопределенно-живые создания, они особого интереса не представляют. А вот другие, аллегории, это действительно интересные явления. О их сущности можно догадаться уже по названию – это воплощения того или иного свойства, качества, они достаточно разумны (если конечно это не аллегория безумия), их можно легко узнать по гротескной внешности и нескольким ярко выраженным чертам характера или способностям. Считается, что они возникают при большем скоплении в междомирье одной из эмоций, схожих мыслей или в результате яркого события.
-А ты сам видел аллегорию?
-Видел. Мы как-то шли с отцом по дороге, никого не было вокруг, только выжженный лес, и навстречу нам вдруг из ниоткуда появился то ли человек, то ли еще что. Отец сошел с дороги и я за ним. «Стой тихо,- сказал мне отец.- Пусть идет своей дорогой». А тот, уже метрах в тридцати от нас был, тут я его и рассмотрел: в лохмотьях, с расколотым щитом и рваной, ржавой кольчуге и шлеме; он подходил все ближе. Поравнявшись с нами, он остановился и посмотрел прямо на меня. От его взгляда мороз по коже пошел, а самым страшным было то, что и лица у него, по сути, не было – только че¬реп с остатками разлагающейся плоти, глазницы пустые, а взгляд все равно чувствовался, страшный, пронизывающий. «Иди своей дорогой»,- сказал ему отец. Он постоял еще с минуту и ушел. За спиной у него висел сломан¬ный лук и пустой колчан. Отец сказал, что это была аллегория поражения. Не хотел бы я еще раз его встретить, даже от взгляда застывших мертвых глаз мне не было так жутко, как от этого взгляда пустых глазниц.
Катя не стала на этот раз ничего спрашивать, просто молча слушала.
-Так… продолжим. Ты все поняла о сущностях?
Катя кивнула.
-Точно? Спрашивай, если что-то непонятно. Ну, ладно. Так вот, создав миры, Сущность начала выделять из себя более мелких себе подобных (это еще не совсем те сущности, о которых мы только что с тобой говорили, но что-то близкое к ним). Некоторые из них она надели разумом, что, кстати, и доказывает существование у Сущности способности мыслить.
-А, по-моему, это еще ничего не доказывает, разве разум не мог быть, к примеру, побочным явлением при их отделении от Сущности?
-Мог, но только я все равно уверен в том, что Сущность в своем роде разумна, неразумное существо не могло создать такую грандиозную систему.
-Да? А ты видел хоть одно разумное существо из ничего создавшее что-то подобного масштаба?
-Нет, но…
-Вот видишь!
-Но Сущность, это глобальное мыслящее явление.
-Неееет! Глобальный разум этот уже Бог. Вы же атеисты, забыл?
-Успокойся, философ юный. Во-первых, я не говорил что я атеист, а во-вторых, сущность не глобальный разум, а «мыслящее явление», и, в-третьих, кто тут ученик, я или все-таки ты?
-Но ты сказал, что не рассматриваешь Сущность как что-то высшее, экстраординарное и теперь сам себе перечишь.
-Давай поговорим об этом уже после того, как кто-нибудь из нас лично встретится с Сущностью. Да и вообще, ты еще слишком мало знаешь, для того чтобы судить о таких неоднозначных вещах. Хотя вообще своя точка зрения приветствуется. Я могу продолжать?
Она опять кивнула.
-Разумные личности стали уже Индивидуальностями. Так вот весьма со-мнительно, как видишь, появился разум.
-И люди?
-Да. И животные кстати тоже.
-А они разве разумные?
-А что, по-твоему, нет?
-Не знаю, никогда не говорила с собаками. И они, между прочим, по-мо-ему, не смотря на всеобщее мнение, глупые.
-Но глупый и не разумный это же не одно и тоже? Чтобы сделать глупость нужно, обладать каким-никаким, но все же разумом. Но сначала все эти сущности, индивидуальности свободно перемещались как в мирах, так и в междомирье, так как были бесплотны. Тогда еще не было четких границ, материя еще не была материей в полном смысле. Она еще не была «липкой».
-Как это «липкой»?
-Это как сейчас. Ты можешь избавиться от материи? Нет. Сейчас к мате¬рии «прилипли» понятия, законы. Верх – это верх, низ – это низ. К вещам «прилипли» имена. А раньше не было имен, не было понятий и не было за-конов. И не было «залипания». Понимаешь?
-Понимаю. Но все же все это очень сомнительно. Я понимаю, что все это для тебя аксиоматично, но у меня другой взгляд на вещи.
Хм... Действительно, так мы с мертвой точки не сдвинемся...

*Теорию создания своей вселенной я могу рассказывать и развивать до бесконечности, но это будет уже слишком, так что опущу эту бесконечную утомительную дискуссию....

@музыка: Пушной – Ночной Дозор, Агата Кристи – Корвет уходит в небеса, 18. Пикник – Стоя на этой лестнице

@темы: мое творчество

URL
   

Kopkин дом

главная